Новая эпидемия или История не одной «кишечной» болезни

Новая эпидемия или История не одной «кишечной» болезни

Лето наступило внезапно в мае с приступами похолодания до ранне-весенней погоды. Именно такие перепады температур – прекрасная возможность для активизации очень коварной группы вирусов. Это кишечные вирусы. Их много, но главными являются энтеровирусы, ротавирусы и норавирусы. Вот уже 4 года я пристально наблюдаю за их переменчивым характером, отслеживаю закономерности, лечу последствия. Это группа «новых» вирусов, большинство врачей слышали о них очень мало. Все знают, что такое дизентерия, сальмонеллез и кишечная палочка (бактерии, которые вызывали большинство кишечных инфекций в прошлом веке), прекрасно усвоили понятие «дисбактериоз», но на ответы большинства пациентов о состоянии их кишечников и общем состоянии во время вспышек вирусных диарей ответить, увы, не в состоянии.

История первая, «краснушная»

Мама грудной Саши позвонила по телефону во время моего отсутствия в городе и сообщила, что у малышки отчего-то появился жидкий стул, она плохо спит ночью. Я посоветовала на время своего отсутствия обратиться к другому врачу, что и было сделано. Доктор предположила реакцию на прорезывание зубов. Через 4 дня у 9 месячной малышки поднялась температура до 39-40 градусов. Больше никаких признаков нездоровья не было, ребенок был почти спокоен, аппетит хороший, сон – тоже. Доктор еще раз проконсультировала маму по телефону (идти на вызов не стала, суббота) и успокоила насчет температуры – мол, прорезывание, у многих так. Но мама не сдавалась и детально докладывала о состоянии Саши по телефону мне до тех пор, пока я не появилась в городе. В первый же день я осмотрела девочку и, возможно, согласилась бы с мнением участкового врача, если бы не ряд других факторов. На момент осмотра температура уже упала, зато на груди, животе, спинке и руках отчетливо были видны розоватые остатки сыпи. Оказалось, сыпь появилась сразу же после того, как упала температура (родители связали ее с аллергией на помидоры). Осмотрев ребенка, я обратила внимание на увеличенные шейные лимфоузлы и поставила предварительный диагноз «краснуха». С этим диагнозом мама отправилась на обследование (определение специфических антител к краснухе), так как ребенок в силу раннего возраста уже мог заболеть этой инфекцией, но еще не был привит от нее. Обследование показало наличие в крови Саши материнских противокраснушных антител и…ничего больше. Эта инфекция не была краснухой, но, скорее всего, была энтеровирусной инфекцией. Я могла только констатировать это только по клинической картине.

Увы, но обследовать малыша на наличие кишечных вирусов на сегодняшний день можно только в платных лабораториях, да и то не во всех. Связь «расстройство стула – высокая температура – сыпь – лимфаденопатия» – в пользу энтеровируса. Первичное заражение им происходит, как правило, на первом году жизни. А вот избавиться от него (как и от прочих кишечных вирусов) – не так-то просто, часто знакомство с ними переходит в длительное носительство.

История вторая, «ларингитная»

Четырехлетняя Катя с детства страдала «ложным крупом». Это раньше ложный круп так назывался и дети его «перерастали». Сейчас уже после первого-второго приступа ребенок получает диагноз «бронхиальная астма» и гормоны с бронхолитиками в небулайзере. Хотя по своим наблюдениям, я четко разграничиваю приступы невротической нехватки воздуха и ларингоспазм (гораздо чаще) и истинный бронхоспазм (крайне редко). Но…ночью «Скорая» отвозит ребенка в стационар, а там – читай выше. Таким образом, зачастую невротические реакции только закрепляются, а ребенок «садится» на гормоны. Хотя при динамическом наблюдении можно вполне обойтись и без них. Но я отвлеклась…

Итак, Катя периодически имела приступы ларингоспазма, которые мама уже научилась снимать без лекарств, используя рефлекторные и некоторые другие методы, которые мы вместе разработали для Кати. В тот день, когда девочку привели на прививку в мой кабинет, приступов не было в течение 2 месяцев, все было хорошо. Осмотр, термометрия, оценка показателей анализа крови(иммуноглобулин Е, кол-во эозинофилов), затем прививка АДС. На второй день после прививки температура поднялась до субфебрильных цифр, место инъекции покраснело. Температуру снизили, реакцию кожи устранили противоаллергической мазью. Диагноз – реакция на прививку (бывает!). На четвертый день, ночью, Катя «выдала» ларингоспазм, да такой, что мама вынуждена была срочно позвонить мне в неурочное время. Осматривая малышку утром, я заметила «зернистость» задней стенки глотки. Предположила вирусную инфекцию, назначила лечение, но задумалась над видом вируса. Потому что в англоязычной литературе читала, что исследователи из Медицинского колледжа Висконсина обнаружили возможную связь между норовирусом, который вызывает “желудочный грипп” у человека, и аллергией. (Результаты исследования были опубликованы в Открытом иммунологическом журнале, том 4, 2011 год). Также смутил меня тот факт, что подобная клиника в течение нескольких дней наблюдалась мной и у других пациентов (значит, вспышка, а вспышку летом часто дают именно норовирусы). Вообще, подобные вещи сложно объяснять родителям, так как они видят другую связь, «прививка – ларингоспазм», но врачебное мышление обязано быть шире.

Вся «подлость» норавируса состоит в том, что он тоже может носиться до тех пор, пока условия в организме граждан не станут полезными для него. И летом это – похолодание, а зимой – потепление. На фоне прививки иммунитет «отвлекся» на формирование антител против совершенно другой инфекции и плохо справился с подавлением вирусной атаки. А ведь признаков вирусной инфекции накануне прививки не было! Всю неделю мы наблюдали разворачивающуюся картину: кашель, насморк, затем присоединившуюся внезапно тошноту и рвоту, боли в животе и мышцах, суставах (совершенно иная, чем при других болезнях «ломота» в теле!),незначительное расстройство стула. И хотя маму я предупредила о возможном заражении, инфекция не миновала и ее.

Увы, но исследований на норовирус массово не делают даже платные лаборатории. Она начинается внезапно и в большинстве случаев внезапно же и проходит. По окончании болевого синдрома на коже могут появиться зудящие папулки, похожие на укус комара, может развиться неврит как осложнение или синдром Гиейна – Барре. Один из ярких признаков – кратковременное отвращение к пище, сменяющееся повышенным аппетитом. Могут быть сильные боли в различных частях тела (индивидуальный признак!), что ошибочно трактуется некоторыми врачами как совершенно не имеющие отношения к вирусным инфекциям другие болезни. Не которые хирурги могут и прооперировать, аппендицит, к примеру, удалить(такие случаи были). Аппендикулярный отросток при норовирусной инфекции, конечно же, реагирует, он же орган иммунной системы. Вот только удалять его необязательно, еще пригодится. Это все равно, что при первой же ангине сразу удалить миндалины.

О лечении кишечных вирусных инфекций я уже писала, повторяться не буду. О том, что на фоне их наблюдаются ацетонемические состояния и о действиях при них еще напишу.

Напоследок хотелось бы привести данные одного исследования, проведенного в Индии. Обидно, что в некогда бедной стране думают и знают о кишечных вирусах больше, а у нас, несмотря на сильное потепление и изменение привычной картины болезней, – нет. Исследование, проведенное в 2006 (!) году показало, что из 218 обследованных на кишечные вирусы 76,8% были положительными на один вид вируса, 23,3% – на два и более (то есть человек был инфицирован сразу двумя). В марте и октябре у них обострялись энтеро- и ротавирусы, все остальные месяцы – норовирусы и астровирусы (есть и такие). Что примечательно, в воде вирусы найдены не были…